Валерий  Рощин      


Главная  /  Рассказы Повести Романы  /  Рассказы  /  РОДНЯ-2 МАХОВО ЧИСЛО

 

СОСЕД  |  ЦАЕР-ЦЕГЕЛЬ-ВЕЛЕСОК  |  РОМАНСЫ ЮЖНОГО БЕРЕГА  |  ИГРА В ВЕЧНОСТЬ  |  РУССКИЕ ШАХМАТЫ  |  СЕМЬ ЧАСОВ ИЗ ЖИЗНИ ПОЛКОВНИКА ЛЬВОВСКОГО  |  CANARY  |  СЕРДЦЕ ШЛЮХИ  |  BREGUET  |  РОДНЯ  |  РОДНЯ-2 МАХОВО ЧИСЛО  |  ЛЮБОВЬ НИЖЕ УРОВНЯ МОРЯ  |  ПАРИЖСКАЯ ОСЕНЬ  |  ОТПУСТИ  |  ПЬЕР БЕСХВОСТОВ  |  ВОЛКОЛОКИ  |  КЛЮЧИК  |  ДОЛЖОК  |  ПРАВО ВЕРНУТЬСЯ  |  JE NE SAIS PAS!..  |  УРОК БИОЛОГИИ  |  БО $ СО  |  СУЧКА, ПОЧЕМУЧКА И А-310  |  ХРАНИТЕЛЬ  |  ПЯТЫЙ ШТУРМ


– Третьего дня опять сатанинским отродьем окрестили, – выглянул из-под кресла-качалки Кондратич. Радикулитная спина изнывала, потому тяжелая ноша регулярно кочевала с горба на голову и обратно.

– Эвон как! – тюкая по земле длиннющим холщевым свертком, точно посохом, удивилась Аида. – Чего ж они в болячках-то сыскали сатанинского?

– Вот и я говорю: странный народец пошел! Изводят свою организму всякой гадостью и дурью до последнего пределу, а все мечтают здоровенькими, да во сне преставиться. Дивлюсь ихней глупости!..

– Не любят нас с тобой, Болеславушка, не любят… Опасаются, тайком с нами ворожат, – пожевала губами старуха, поворачивая непослушными пальцами вертушку на заросшей плющом дачной калитке. – Не ведают многого, оттого и боятся.

Переместив кресло на спину, тот с неохотою согласился:

– Правду сказываешь – не ведают…

– А ребятня-то в прошлое свиданьице нас нагрела! – внезапно оживилась Аида. – Не отыграться ли нам нынче, Кондратич?

– Отчего же?! Скуку развеять я завсегда согласный!..

И, приобняв Любушку с Родькой, она повела их по тропинке к деревянной, потемневшей от времени, но вовсе не кособокой избе…

* * *

– Дык… дык ведь не обучен, товарищ подполковник!..

– Знаю, потому и не приказываю делать ей… Как это сечение называют?.. В общем живот пороть! – рявкнула в ответ рация. – Скорая торчит в пробке на Площади Мужества. Помоги на месте с транспортом и обеспечь сопровождение до ближайшей больницы. Уяснил?

– Так точно…

– Поторопись!..

Милицейский капитан стоял там же – рядом с певуче скрипевшей и беспрестанно хлопавшей дверью нарядного магазинчика. Мимо сновали прохожие, покупатели, а он был не в силах оторвать горящего взгляда от миловидной молоденькой женщины. Не верилось и ей в божественность случайной встречи; в свалившееся, словно с небес чудо.

Он уж давно позабыл о сумасшедшей босой девице в сшитом из клочков невесомой материи платье, о намерении проверить ее документы с прописочкой; задержать, спровадить в отделение… Сейчас мужчина и сам был готов на любое сумасбродство, да вдруг зашипела эта чертова рация… Приказ требовал немедля отбыть на Бестужевскую – какая-то тетка вознамерилась рожать прямо в рейсовом автобусе.

Он виновато глянул на сразившую сердце прелестницу, сызнова одернул кителек, разгладил ладонью лацкан…

– Меня зовут Лиза, – пролепетала та, взволнованно зашелестев зеленым пакетом.

– Николай… – хрипло отвечал он, не ведая, как же расстаться, не порвав хрупкой нити мгновенно зародившейся обоюдной симпатии.

И, словно прочитав его мысли, она страстно заговорила:

– А возьмите меня с собой! Простите, но я… слышала ваш разговор с начальством. Я врач и смогу быть полезной!

* * *

Мальчуган устроился на покрытом гобеленом сундуке; поддернув короткие штанишки, принялся оглядываться и хлопать роскошными ресницами. Девушка присела рядом, оправила на коленках подол прозрачного платья. Старуха устало опустилась в качалку, заправила кальян, задымила. Пожилой мужчина смахнул широкой ладонью со стола годовалую пыль; пододвинул дубовый табурет; выудил откуда-то мешочек с лотошными принадлежностями.

– Мы с Аидой ставим на двух пропоиц, что повстречались мне давеча у Пискаревки, – торжественно объявил он перед игрой.

– Я на тетеньку из автобуса. Недельку не доходила, бедняжка – схватки начались, – молвил Родька и, не вдаваясь в подробности, поспешно пояснил: – Духота в общественном транспорте; тряска – дяденьки-начальники за дорогами совсем не смотрят. Вот она и того…

Любочка пожала плечиками:

– Тогда и я поставлю на последнюю пару. Николай с Елизаветой…

Игра началась. В мешке шерудил ладошкой и звонко выкрикивал цифири шустрый малец. Остальные сосредоточенно выискивали таковые на карточках толстого пожелтевшего картона; довольно цокая языками, накрывали монетками или же, вздыхая, украдкой косили на продвиженье к цели соседа…

– Барабанные палочки! – доложил Родька.

– Есть такие, – улыбнулся Кондратич.

Старушка тоже зашевелила бледной морщинистой рукой – клеточки на ее картах исправно исчезали едва ли не после каждого выкрика.

– Дед! – ставя на стол очередной бочонок, пискнул щекастый карапуз.

Мужчина хмыкнул:

– Квартирка.

Подперев подбородок ладошкой, Люба угрюмо промолчала – партия складывалась не в пользу молодого поколения.

– А у нас уж две фатерки, – между тем вторила Болеславу Аида, закрывая монеткой «девяносто». – И сколько ж деду лет?

– Шестьдесят шесть!

– Стало быть, конец игре. Наша таперича взяла, – откинулась она на спинку кресла и исчезла в густом облаке табачного дыма.

– Проигра-али, – разочарованно протянул Родька, бросая опустевший мешок на стол. – Конечно, хотелось спасти тех пропоиц, которых я и в глаза не видал. Но мне теперь так жалко ту тетеньку! И еще не родившегося малыша…

Он шмыгнул носом и растерянно посмотрел на девушку. Та сидела опустивши голову; взгляд отрешенно буравил длинную карточку с незакрытыми черными цифрами. Должно быть, и она сожалела о двух обреченных людях, едва успевших найти друг дуга…

* * *

Недовольный водила угрюмо молчал, но просьбу представителя власти выполнял исправно – серебристая «десятка» лихо лавировала в попутном потоке, частенько пересекала сплошные белые линии и мчала по встречной полосе так, что у пассажиров захватывало дух. Справа сидел сам представитель в мундире капитана, позади – успокаивала метавшуюся в схватках роженицу Елизавета. Пару раз машину пытались тормознуть постовые гаишники, да завидев знакомую форму, отмахивались жезлами: проезжай…

Головоломный слалом закончился неожиданно. Миновав Большой Сампсониевский, «десятка» неслась по Кантемировской; впереди показался мост через Неву; дорога стала свободнее.

«Господи!.. Никогда не доводилось так быстро ездить по городу. Кажется, вот-вот и звуковой барьер останется позади! Число Маха, мать его!.. Господи, еще немного – за мостом больница…» – успел подумать милицейский и внезапно заметил летевшую навстречу черную представительскую иномарку с синей мигалкой.

Хозяин авто пытался избежать столкновения – матерясь, ворочал рулем, тормозил…

Удар пришелся в левый борт. «Десятка» пошла юзом, дважды перевернулась, налетела днищем на хлипкое мостовое ограждение. Крепко приложившись головой о приборную панель, капитан увидал сквозь разбитое лобовое стекло мелкую рябь Невы и… пожалел, что не встретил Лизу хотя бы годком раньше.

* * *

– Нонсенс, – вылетело мудреное словцо из сизого тумана.

Трое гостей изумленно посмотрели на хозяйку дачи.

– Вот ты, к примеру, Родька, – подалась она чуть ближе к столу, – всем ли дозволяешь родиться на свет белый?

– Нет, Аида, – сгреб тот ручонкой в мешок бочонки со своих карт. – Коли не вижу в женщине хорошей матери и будущего для младенца – не прихожу; к другим иду. Хотя… иногда ошибаюсь.

– А ты, Любушка?

– Не каждый достоин настоящей любви. Одни жестоко обманываются, принимая за глубокое чувство верность, уважение, симпатию, привязанность… Другие всю жизнь томятся в напрасном ожидании. А кого-то ждет скорое разочарование – и я небезгрешна…

Старуха почавкала тонкими губами, затянулась, выпустила в сторону струйку дыма. Дотянувшись до песочных часов, тряхнула их хорошенько, пригляделась…

Заправив седой локон под черный платок, вздохнула:

– Скольких мы с Болеславушкой от мук избавляем, дарим покой, блаженство… А все одно страшнее нас врагов для людей не сыщешь! Вы даете начало всем земным страданьям, а погляди ж – завсегда и всюду вас зовут, привечают!..

– Странный народец, – согласно кивал Кондратич, – странный. Однако ж не нами так придумано.

– Странный. Токмо и мы не семи пядей во лбу. Вот ежли б маху пореже давать, а то и вовсе не ошибаться – глядишь, и нам бы обчее понимание сыскалось...

* * *

Покачиваясь на разрушенном парапете, «десятка» словно решала: упасть в реку сразу или дождаться порыва свежего ветерка. Но покуда вызревало решенье, сзади навалился один подоспевший мужик, следом запрыгнул на багажник второй. Третий водила уж ловко уцепил за дужку трос и торопился обратно к КамАЗу…

Со лба на лицо стекала струйка крови, а капитан боялся пошевелиться – поднять руку, утереть липкую бровь. Лишь когда изуродованную машину что-то дернуло и оттащило от края моста, а за спиною послышался крик младенца, он осмелился обернуться.

– Мальчик… Мальчик родился, – вымученно улыбнулась бледная Лиза. – Ой, Николай, у вас кровь. Я сейчас вытру…

С удовольствием подставляя лицо и, чувствуя нежные прикосновения женской ладони, он тихо приговаривал:

– Дверцы заклинило… Сейчас подъедут спасатели и вызволят нас. Мое дежурство закончилось… Позвольте пригласить вас в кафе – отпраздновать второе рождение. Жизнь ведь только начинается. Верно, Лиза? И все у нас будет хорошо…

Июль 2006 г.

Версия для печати

Гостевая книгаОбо мнеНовостиБиблиографияРассказы Повести Романы15 причин поддержать проект «Лучшая книга любимого писателя»СсылкиФотоальбом
 

  • При оформлении сайта использованы работы саратовского фотохудожника Юрия Пузанова ©Yuri Puzanov
  • Все права на размещенные тексты защищены ©Валерий Рощин

Валерий Рощин - автор сервера Проза.ру

    ©
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS